Biznesivlast.ru

Бизнес и Власть
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Причины конфискации имущества в уголовном праве РФ: виды, предметы конфискации

Причины конфискации имущества в уголовном праве РФ: виды, предметы конфискации

Борьба с преступной деятельностью всеми возможными способами, является основной задачей уголовной политики страны. В приоритете находится постоянное усовершенствование системы и алгоритма воплощения правовых мероприятий. Закон постоянно изменяется, устанавливая новые требования и нормы к институтам наказания. Конфискация имущества в уголовном праве РФ является одной из принудительных мер, способствующих осуществлению возмездия.

Понятие и виды конфискации имущества

Уголовное законодательство РФ предусматривает два вида принудительного изъятия имущества: общий и специальный. В общем случае происходит конфискация всей собственности преступника. Следует знать, что конфискация имущества может быть назначена только в порядке судебного делопроизводства. Основания конфискации имущества должны быть вескими и обоснованными.

Специальный вид изъятия предусматривается в отношении его части, выраженной следующими объектами материальных ценностей:

  • имущество, которое использовалось при подготовке к преступлению или участвовало в нем;
  • денежные средства, драгоценные металлы и иные ценности, добытые преступным путем;
  • материальные ценности, являвшиеся предметом незаконного пересечения границ таможенной зоны, и доходы, полученные от их реализации;
  • денежные средства, материальные ценности и имущество, предназначенные для поддержки террористических организаций, финансирования экстремистских организаций или незаконных формирований вооруженного характера;
  • предметы, участвующие в незаконном обороте (огнестрельное оружие, наркотические средства, ликероводочные и табачные изделия, и т.д.).

Другими словами, специальная конфискация касается того имущества, которое было получено в результате совершенного преступления либо применялось для совершения неправомерных действий, что представляет собой основания конфискации имущества. То есть материальные ценности при этом являются незаконно нажитыми и подлежат передаче в собственность государства. Эти основания конфискации имущества являются основными для принятия судом соответствующего решения.

Административное законодательство также использует конфискацию имущества в РФ в качестве одной из правовых мер. Как правило, имущество изымается для погашения долговых обязательств перед кредитором. Конфискация имущества в гражданском праве предусматривается только с одной целью – последующей его реализации в порядке открытого аукциона или комиссионной продажи. Другими словами конфискация имущества может быть назначена в качестве одной из мер административного воздействия. Избежать подобной процедуры можно несколькими методами, но все они подразумевают погашение задолженности. Одним из наиболее распространенных способов является реструктуризация долга по кредиту. Более подробно о процедуре может рассказать консультация юриста по банковскому праву.

Чье имущество может быть арестовано?

При ведении уголовного дела арестовываться может собственность, находящаяся у того, кто подозревается в совершении преступления, а также у лица, материально ответственного за его действия:

  • у работодателя подозреваемого или обвиняемого лица (статья 1068 УК);
  • финансовых органов, которые отвечают за действия должностного лица (статьи 1069—1071 ГК);
  • у законных представителей лиц, признанных не полностью дееспособными (статьи 1074 и 1077 ГК);
  • владельцев источников повышенной опасности (статья 1079 ГК РФ) и другие.

Согласно нормам статьи 54 УПК эти лица могут быть признаны ответчиками в рамках гражданского иска, и как на соучастников преступления на них распространяется солидарная ответственность. Причем пропорции имущественных санкций могут быть любыми, а их общая стоимость – не более, чем размер возможного взыскания.

В УПК (части третьей статьи 115) говорится о том, то собственность, которая находится у третьего лица, может быть арестована при наличии достаточных оснований предполагать, что подозреваемый или обвиняемый получил ее преступным путем. Или пользовался ею (предполагал это сделать) как орудием для преступления, либо направлял на финансирование терроризма, незаконной военной группы.

Арест имущества, преступное происхождение которого не доказано

Джабиров Асад

В 2016 г. по уголовному делу в отношении Г. вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого по ч. 4 ст. 159 УК РФ. По версии следствия, преступные действия были совершены им в период с 2013 по 2015 г. В ходе расследования потерпевшей стороной был заявлен гражданский иск, следствием в связи с этим были приняты меры по установлению принадлежащего Г. имущества и наложению на него ареста в соответствии с положениями ст. 115 УПК РФ.

Арест имущества по причине долгого знакомства с обвиняемым

Органом следствия было установлено, что Г. в 2010 г. приобрел в собственность земельный участок и дом, который в 2017 г. он продал гражданину Л.

В 2018 г. следствие пришло к выводу, что указанное имущество передано обвиняемым Г. в собственность Л. фиктивно с целью воспрепятствования исполнению приговора в части имущественных взысканий. В суд было подано ходатайство о наложении ареста на имущество как «фактически принадлежащее обвиняемому Г.», несмотря на то, что по закону имущество обвиняемого уже было им отчуждено Л.

При обосновании законности ареста в суде единственным доказательством следствия была информация о том, что Г. и Л. были знакомы задолго до совершения сделки, связаны между собой в вопросах управления некоторыми юридическими лицами и, поскольку кадастровая стоимость земельного участка и расположенного на нем дома составляет сумму в два раза больше, чем доход Л. за 2012–2016 гг., Л. никак не мог позволить себе такое роскошное приобретение. Между тем адвокатами в суде были представлены сведения о том, что Л. более десятка лет успешно осуществляет предпринимательскую деятельность, а следствие не посчитало нужным выяснить данные о его доходах до 2012 г. и за 2017 г.

Об условиях наложения ареста на имущество по ст. 115 УПК РФ

Для наложения на имущество ареста в порядке ч. 1 ст. 115 УПК РФ необходимо, чтобы имущество принадлежало подозреваемому, обвиняемому или лицу, несущему по закону материальную ответственность за их действия.

Арест на имущество этих лиц накладывается без установления сроков и длится до принятия решения по нему итогового решения судом либо органом следствия без процедур последующего продления.

В описываемом мной случае достоверно установлено, что спорное имущество Г. не принадлежит, а Л. по данному уголовному делу каким-либо процессуальным статусом не обладает, материальной ответственности за действия Г. не несет.

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Однако законность сделки между Г. и Л. не была предметом судебного разбирательства и в ином порядке судопроизводства никем не оспаривалась. Судебное решение о признании договора купли-продажи недействительным не выносилось.

Читать еще:  Арест и опись имущества должника судебными приставами

В силу п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором; в данном случае право собственности у Л. возникло с момента государственной регистрации права, т.е. с 2017 г.

Действующее законодательство вообще не содержит такой формы права собственности, как «фактически принадлежащего одному лицу, но зарегистрированного в установленном законном порядке на иное лицо».

Суд обязан рассматривать ходатайство следствия только в пределах заявленных требований. Следователь обратился с ходатайством о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК РФ, и не просил установить срок ареста в соответствии с положениями ч. 3 той же статьи.

Однако суд, изучив материалы дела и выслушав мнения сторон, удовлетворил ходатайство и арестовал указанное имущество. При этом по собственной инициативе он наложил арест на имущество в порядке ч. 3 ст. 115 УПК РФ, которая содержит совершенно иные основания и условия для наложения ареста на имущество, и установил срок ареста. Таким образом, суд вышел за пределы заявленного ходатайства и подменил функции стороны обвинения.

Наложение ареста на имущество в порядке ч. 3 ст. 115 УПК РФ предполагает следующие обязательные условия:

  • арест накладывается на имущество, находящееся у других лиц;
  • данные лица не должны являться подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия;
  • арест может быть наложен, только если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования организованной преступной деятельности;
  • при наложении ареста на имущество третьих лиц требуется обязательное установление срока действия данной меры процессуального принуждения.

Что касается обязательного преступного характера происхождения имущества, обязательного для ареста имущества по ч. 3 ст. 115 УПК РФ, то и у следствия, и у суда не было на этот счет никаких доказательств.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого в отношении Г. было вынесено в 2016 г., в нем указано о совершении им преступления в период с 2013 по 2015 г. Дом и земельный участок были приобретены Г. в собственность в 2010 г., т.е. за 3 года до предполагаемой даты начала совершения преступления, в котором он обвиняется. Исходя из этого ясно, что это имущество не могло быть приобретено Г. в результате совершения преступных действий, как того требует закон.

В постановлении суда о наложении ареста не приведено никаких данных и о том, что участок с домом каким-либо образом использовались или предназначались для использования «в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности».

Кроме того, в дальнейшем, в ходе следствия, вопреки требованиям закона, срок ареста на имущество судом неоднократно продлевался.

Позиция Верховного Суда РФ

Факты и обстоятельства данного дела были доведены до сведения Верховного Суда РФ, однако высшая судебная инстанция отказала в передаче жалобы для рассмотрения в суде кассационной инстанции, буквально поставив своим решением под удар конституционное право каждого человека и гражданина – право собственности.

В частности, в Постановлении от 24 сентября 2018 г. ВС РФ указал следующее:

«… В соответствии с ч. 3 ст. 115 УПК РФ арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления.

При решении вопроса о наложении ареста на имущество, принадлежащего Л., суд указал конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых был сделан вывод о том, что данное имущество фактически принадлежит Г. и передано Л. с целью воспрепятствования обеспечению имущественных взысканий по уголовному делу.

… доводы стороны защиты проверялись судами, не нашли своего подтверждения и обоснованно отвергнуты, не соглашаться с приведенными мотивами оснований не имеется. »

То есть гарантии конституционных прав, установленные в уголовно-процессуальном законе для лиц, добросовестно приобретших имущество, оказались легко преодолимыми, если органам уголовного преследования поставят цель отнять у законного собственника его имущество.

Ошибка или обыкновение

С учетом обширной практики по вопросам ареста имущества, существенная доля которой пришлась на 2018 г., нами был выявлен ряд ошибок, систематически допускаемых судами при вынесении указанных решений в порядке ст. 165 УПК РФ и приведших к отмене ряда вынесенных судебных актов в апелляционной инстанции.

В частности, суды при вынесении решений о наложении ареста на имущество либо о продлении срока ареста, наложенного на имущество:

  • не дают оценки источнику дохода, на который было приобретено арестовываемое имущество (ч. 3 ст. 115 УПК РФ);
  • указывают, что имущество фактически принадлежит подозреваемому/обвиняемому, однако ни в описательно-мотивировочной, ни в резолютивной части ходатайства следователя, ни в представленных суду материалах такие сведения не содержатся;
  • не сверяют количество и реквизиты счетов, когда речь идет о продлении срока наложенного ареста на денежные счета, находящиеся на счетах в кредитных организациях. В итоге в судебном решении о продлении срока ареста могут быть указаны счета, которые не были отражены в ходатайстве следствия;
  • накладывают арест на имущество как принадлежащее подозреваемому/обвиняемому (ч. 1 ст. 115 УПК РФ), когда в судебном заседании выясняется, что имущество на момент рассмотрения ходатайства отчуждено третьим лицам. По смыслу закона, в этом случае (если нет достоверных сведений о фиктивности данной сделки и признании ее недействительной) следствие должно обратиться в суд с новым ходатайством, уже об аресте имущества, находящегося у третьего лица (по правилам ч. 3 ст. 115 УПК РФ);
  • продлевают срок ареста, наложенного на имущество, когда решение суда о наложении ареста на данное имущество отменено.

Так, отменяя одно из решений суда первой инстанции, Мосгорсуд в своем апелляционном постановлении от 14 августа 2017 г. по делу № 10-12619/2017 указал, в частности: «суд, рассматривая ходатайство о наложении ареста на имущество, должен убедиться в достоверности представленной следственными органами информации о наличии в собственности того или иного имущества, отвечает ли оно критериям, установленным вышеуказанным положениям закона».

Хочется отметить, что, несмотря на огромное количество отмененных решений, Мосгорсуд как апелляционная инстанция не спешит «ставить точку» и оставлять за собой последнее слово в подобных спорах, а вместо этого всякий раз направляет материалы дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Читать еще:  Как проходит бракоразводный процесс в суде

Такие решения отнюдь не способствуют формированию позитивной практики по данной категории дел, так как суды в большинстве случаев просто игнорируют указания вышестоящих инстанций и все возвращается «на круги своя» до следующего апелляционного рассмотрения.

При этом в случае отмены решения суда первой инстанции и направлении дела на новое рассмотрение следствие не считает нужным отменять вынесенный ранее протокол о наложении ареста на имущество, поскольку, по их мнению, «суд в данном случае еще не принял окончательного решения, а лишь направил материалы дела на новое рассмотрение. Следовательно, – считает сторона обвинения, – решение об аресте “окончательно” не отменено». Это примерный смысл ответа следователя на соответствующее ходатайство защитника.

Поэтому, несмотря на некоторую положительную динамику и отмену ряда решений по многим делам, время идет, и на протяжении всех судебных противостояний наложенный арест на имущество и расчетные счета компаний полностью парализует и делает невозможной основную деятельность этих организаций.

Это означает, что давление, оказываемое правоохранительными органами, продолжается. И хотя можно констатировать определенный процент побед, но, по сути, оградить доверителя от незаконного воздействия посредством применения к нему мер принуждения – на практике задача очень сложная.

Совет правоохранительных органов, который логически вытекает из наблюдений за упорной линией правоприменителя, должен быть, вероятно, следующий: «Арестовали твое имущество? – смирись».

Безусловно, такая ответственная мера превентивного характера, как наложение ареста на имущество, не должна стать в руках стороны обвинения рычагом воздействия на граждан и на деятельность предприятий и организаций. Судебный контроль по данной категории дел должен быть ужесточен, необходимо тщательное, скрупулезное, объективное и независимое исследование фактических обстоятельств, изложенных в ходатайствах органов следствия, и всех доводов стороны защиты.

В первый раз?

В первый раз? США, Политика, Законопроект, Шифрование, Слежка, Reddit

Американцы: Правительство под шумок хочет принять EARN IT act! Что нам делать?
Русские: Что, в первый раз?

P.S. EARN IT Act — новый законопроект США, который может привести к запрету E2E-шифрования. Данный законопроект обяжет крупные медийные платформы отвечать за содержание пользовательских публикаций, а также даст властям доступ к каждому входящему/исходящему звонку и сообщению без ордера или судебного приказа.

Робин Гуды в синих мундирах: как Краснов спасает бюджет коррупционными миллиардами

Генеральная прокуратура наращивает темпы изъятия в доход государства активов чиновников, приобретенных на неподтвержденные доходы. В 2019 такого имущества было конфисковано на 21 млрд рублей, а за все восемь лет осуществления надзора за соответствием доходов и расходов госслужащих — на 34 млрд. Но в 2020 году сумма удовлетворенных судами исков о конфискации превысила обе эти цифры. Кто принудительно помог российскому бюджету и Пенсионному фонду неправедно нажитыми миллиардами — в приуроченном ко Дню прокуратуры материале ПАСМИ.

Рекордсмен из правительства

В октябре Гагаринский суд Москвы удовлетворил иск Генпрокуратуры о конфискации в пользу государства свыше 32 млрд рублей у бывшего министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова. Иск надзорное ведомство подало в августе. В нем пояснялось, что бывший министр, находясь на госслужбе, незаконно занимался предпринимательской деятельностью, а затем продал свои акции ОАО СИБЭКО, выручив 32,5 млрд рублей. Деньги поступили на офшорные счета и были квалифицированы Генпрокуратурой как незаконный доход.

В ходе рассмотрения иска защита Абызова пыталась возразить, что министр в прошлом успешно прошел проверку прокуратуры, которая не выявила у него никаких ненадлежащих активов, однако в надзорном ведомстве парировали, что результаты прошлых проверок не являются «индульгенцией». После публикации мотивировочной части решения Гагаринского суда выяснилось, что Абызов сам себя подставил под конфискацию, признав, что владел офшорными компаниями.

Абызов был арестован в марте 2019 года. Его обвиняют в организации преступного сообщества, особо крупном мошенничестве с ущербом 4 млрд рублей, незаконной предпринимательской деятельности и легализации преступных доходов.

От отеля до бани

В июле Генпрокуратура подала иск об изъятии в доход государства активов экс-сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова и его семьи на сумму около 1,5 млрд рублей. Сейчас иск рассматривается в Басманном суде Москвы. В перечень конфискуемого имущества попали 75 объектов недвижимости, в том числе пять квартир, девять жилых домов, трехэтажный отель «Адиюх-пэлас», ресторан, банный комплекс и семь земельных участков, а также 14 автотранспортных средств и различные предметы роскоши.

Все это, по данным надзорного ведомства, было приобретено на неподтвержденные доходы. Подчиненные Игоря Краснова подсчитали, что доход экс-сенатора в период с 2009 по 2018 год составил 15,6 млн рублей, а его отец Рауль Арашуков, занимавший пост советника гендиректора компании «Газпром межрегионгаз» в 2007-2017 годах официально заработал 65,9 млн рублей. Между тем движимое и недвижимое имущество, приобретенное семьей в это время, потянуло на 1,46 млрд рублей. При этом, по версии прокуратуры, имущество регистрировалось не только на родственников, но и на водителей и охранников.

Арашуковых задержали 30 января 2019 года. Младшего обвинили в организации двух убийств, а его отцу инкриминировали создание организованного преступного сообщества и хищение газа у «Газпрома» на сумму 30 млрд рублей. Вскоре бывшего сенатора также обвинили в участии в ОПС и хищениях газа, а Раулю Арашукову добавили обвинение в особо крупной растрате.

Подарок для сына

Троицкий суд Москвы рассматривает иск Генпрокуратуры о конфискации имущества у бывшего главы «Дальспецстроя» Юрия Хризмана на сумму свыше 1 млрд рублей. Причиной подачи иска стал незаконный, по мнению органов надзора, перевод хабаровского торгового центра “Подсолнух”, наполовину построенного за деньги «Дальспецстроя», сыну главы ФГУП — Михаилу Хризману. Само здание прокуроры оценили в 750 млн рублей, еще 350 млн составил незаконно полученный доход от сдачи помещений ТЦ в аренду.

Читать еще:  Заключение трудового договора по общему правилу

Факт незаконной передачи ТЦ «Подсолнух» Генпрокуратура выявила, пока осуществляла надзор за расследованием уголовного дела Юрия Хризмана о хищениях на космодроме Восточный. В феврале 2018 года Хризман-старший был приговорен к 12 годам колонии за злоупотребления при авансировании по госконтрактам на сумму 5,2 млрд рублей и растрату 105 млн рублей. Хризман-младший получил 5,5 лет лишения свободы. Позднее Верховный суд снизил Юрию Хризману срок заключения на полгода, а его сына освободил от наказания в связи с истечением срока давности.

Наскребли на миллиард

Одинцовский городской суд Подмосковья в августе удовлетворил иск Генпрокуратуры об обращении в доход государства имущества экс-главы Серпуховского района Александра Шестуна, а также нескольких десятков физических и юридических лиц — 858 объектов недвижимости общей стоимостью свыше 1 млрд рублей.

Это не первый иск о конфискации активов Шестуна — в 2019 Красногорский суд обратил в доход государства имущество аффилированных, по мнению прокуроров, с бывшим чиновником лиц и компаний на сумму 2,2 млрд рублей.

В сентябре надзорное ведомство отчиталось об изъятии судебными приставами 106 зданий и сооружений, 642 земельных участков, семи транспортных средств, драгоценных металлов и изделий из них, оружия и крупной суммы денег.

Подольский суд в декабре приговорил Александра Шестуна к 15 годам колонии строгого режима. Он был признан виновным в мошенничестве в особо крупном размере, получении взятки, незаконном предпринимательстве и отмывании средств.

Спрятанный объект

В октябре генеральная прокуратура направила в суд очередное исковое заявление об обращении в доход государства имущества бывшего главы Марий Эл Леонида Маркелова. В ходе дополнительных проверок надзорные органы обнаружили у Маркелова и подконтрольных ему компаний развлекательный центр в Йошкар-Оле стоимостью свыше 111 млн рублей, приобретенный на неподтвержденные доходы.

А в сентябре Ленинский районный суд удовлетворил иск Генпрокуратуры об изъятии в доход государства имущества Маркелова на сумму 374,8 млн рублей — нескольких объектов недвижимости, транспортных средств и денег — наличных и на банковских счетах.

Тем временем приставы начали изымать имущество экс-главы Марий Эл по иску, удовлетворенному еще летом 2019. Вступило в силу решение Нижегородского областного суда, который по требованию прокуроров обратил в доход государства незадекларированное имущество Маркелова на сумму около 2,2 млрд рублей. В перечне 120 объектов недвижимости, строящийся спорткомплекс, 16 автомобилей, сабли, кинжалы, картины, памятные монеты, слитки золота и серебра, золотые часы, столовое серебро, а также сбережения в размере 8,5 млн рублей, $224,6 тысяч, €660,7 тысяч и еще 251 гривну.

Леонид Маркелов был арестован по подозрению в получении взятки в апреле 2017 года. По версии следствия, он получил через доверенное лицо более 235 млн рублей взятки от предпринимателя за покровительство и «помощь» с государственной поддержкой. Сейчас дело Маркелова рассматривает Нижегородский районный суд. Сторона обвинения запросила для бывшего чиновника 17 лет строгого режима.

Международный рынок

В конце ноября Генпрокуратура отчиталась о судьбе конфискованного имущества бывшего начальника 2-го отдела управления «К» СЭБ ФСБ России Кирилла Черкалина. По данным надзорного ведомства недвижимость, дорогостоящие автомобили и предметы роскоши были проданы на международном рынке, а вырученные 6 млрд рублей с помощью валютной биржи были возвращены в бюджет РФ,

Иск об изъятии имущества бывшего чекиста Головинский суд Москвы удовлетворил в 2019 году. В печень Генпрокуратуры вошли пять квартир, два загородных дома, шесть земельных участков, 14 нежилых помещений, два автомобиля, наручные часы, дамские сумочки, ювелирные украшения, а также 800 млн рублей, $72 млн и €8 млн, обнаруженные при обысках у Черкалина. По данным прокуроров, общий легальный доход Черкалина и его семьи с 2005 по 2019 год составил не более 55 млн рублей.

Кирилла Черкалина обвинили в мошенничестве на полмиллиарда рублей и получении взяток на 850 тыс. долларов. По версии обвинения, банкиры платили полковнику за «крышевание» и решение проблем с законом.

Миллионы из регионов

Конфискацией имущества, приобретенного на неподтвержденные доходы, активно занимается не только генеральная прокуратура, но и региональные надзорные органы. Там, Перовский районный суд по иску прокуратуры Москвы конфисковал в пользу государства активы на 40 млн рублей у бывшей жены экс-командира мотовзвода ДПС ГИБДД УМВД по Юго-Восточному округу Феликса Дунаевского. Полицейского, официальный доход которого за два года составил 3,67 млн рублей, уволили в связи с утратой доверия, а у его неработающей супруги изъяли автомобили BMW X5, Porsche Cayman, два Porsche Macan, ВАЗ-21053, мотоцикл Yamaha wr 450f, два земельных участка с постройками.

Прокуратура Алтайского края через суд лишила московской квартиры жену депутата регионального парламента Владимира Попова. Суммарный задекларированный доход супругов за три года до покупки квартиры не превышал 3 млн рублей, а стоимость жилья в столице составила 65 млн рублей.

Надзорное ведомство Воронежской области обратилось в суд с иском об изъятии 22 объектов недвижимости общей стоимостью 50 млн рублей заместителя начальника регионального управления ГИБДД подполковника Игоря Качкина. В ходе проверки выяснилось, что родители полицейского за последнее время приобрели движимое и недвижимое имущество на 77,5 млн, при том, что их общий доход за 17 лет оказался менее 12 млн. Иск прокуратуры рассматривается в суде, а сам Качкин продолжает службу органах внутренних дел, правда, его понизили в должности.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях российских чиновников и правоохранителей — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Итоги

Как видно, в настоящее время конфискация является мерой уголовно-правового характера и должна применяться очень осторожно и обосновано. Так как изымая имущество суд может нарушить основные конституционные принципы. Между тем, постепенно этот механизм воз-действия набирает былые обороты и всё чаще применяется. Заметно, что законодатель осознаёт значимость и эффективность этих мер, поэтому совершенствует их внося изменения и дополнения. В конечном итоге конфискация помогает восстановить социальную справедливость, определяя обязанность возвратить то, что было незаконно приобретено.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector